Подробнее Запомнить город


Уравнение со многими неизвестными

03.06.09 , День
размер текста:

За спиной Киева и Москвы долгая и непростая история отношений. В ней были времена недоверия и вражды, партнерства и дружбы. Нынче же снова заговорили о новом кризисе в отношениях двух государств. В частности, после отчаянной борьбы России против предоставления Украине ПДЧ в Бухаресте в апреле 2008 года мы получили очередной этап разговоров на повышенных тонах вокруг темы Черноморского флота, увидели открытое письмо президента России Дмитрия Медведева украинскому коллеге Виктору Ющенко по поводу почтения памяти жертв Голодомора. Было немало дискуссий вокруг позиции Украины в российско-грузинском конфликте. А зимой, как по графику, возросло напряжение в газовом вопросе. Дальше каждая сторона праздновала день рождения «только своего» Николая Гоголя. Теперь на очереди годовщина Полтавской битвы... Список, кажется, бесконечный. Российско-украинские отношения напоминают уравнение со многими неизвестными. Решение существует, но пока что его никто доподлинно не знает.

Возможные варианты на днях обсуждали в Киеве во время круглого стола «Украина-Россия: пути преодоления кризиса в отношениях». Его организаторами выступил Центр имени Разумкова в рамках совместного проекта с Фондом «Российский общественно-политический центр» и при поддержке Фонда Арсения Яценюка «Open Ukraine». Присутствовавшие на мероприятии эксперты рассказали о своем видении преодоления барьеров в отношениях Киева и Белокаменной. Немало вспоминали гости и об исторических предпосылках сложившейся ситуации. Не забывали и о текущих факторах, влияющих на проблему. Также в рамках круглого стола были обрисованы экономические перспективы взаимодействия обеих стран, возможность более тесного сотрудничества для выхода из кризиса. Была дана оценка договорно-правовому базису отношений между Украиной и Россией, гуманитарному, энергетическому, политическому взаимодействию. Определив корень проблемы и причины кризиса, уважаемые гости пытались не зацикливаться на негативе, а больше внимания уделить позитивам. Итак, какими будут российско-украинские отношения в будущем и как их улучшить, читайте в комментариях экспертов круглого стола.

Михаил ГОНЧАР, директор энергетических программ Центра «Номос»:

— Существует определенный потенциал недоверия между двумя сторонами, который нужно ликвидировать. Одна из самых раздражающих и больных тем в диалоге между Россией и Украиной — газовые отношения. Разрядка максимального напряжения в этой сфере должна происходить в широком формате Украина — Россия — ЕС. Почему? Потому что именно в этом треугольнике появились разговоры о ненадежных поставщиках и транзитерах газа. Нужно установить режим прозрачности в сфере энергопоставок, при котором каждый участник этой цепочки будет видеть, что происходит на разных концах трубы. Такую открытость можно организовать с помощью он-лайн системы по обмену компьютерной информацией.

Юрий РУБАН, директор Национального института стратегических исследований:

— Нынешний кризис отношений вполне закономерен, потому что на мировой арене возникли два государства, которые еще формируются. Причем Россия и Украина — наследники супердержавы с необыкновенной идеологией и историей. Именно поэтому у правительств обеих стран есть соблазн легитимизировать свои государства, интерпретируя на свой лад историю. Следовательно, главный барьер не в политике, а в идеологии. Эту идеологию нужно ограничить до так называемого внутреннего пользования. Для внешнего же мира Украина и Россия должны стать предсказуемыми партнерами.

Евгений КОПАТЬКО, руководитель компании Research and Brending:

— Самый первый шаг к политике добрососедства — сотрудничество на взаимовыгодных условиях в вопросах транзита и потребления энергоресурсов. Следующий — реализация совместных проектов, но для их проведения сегодня нет политической воли. А в некоторых случаях — и экономической целесообразности. Поэтому какого-то определенного оптимизма не вижу в отношениях двух стран. Считаю, что инерция в отношениях между Россией и Украиной негативная, а пик их ухудшения еще не пройден. Сегодня нужно принципиально пересматривать украинско-российские отношения. Если в политическом руководстве Украины существует группа «евроатлантистов», то вполне очевидно, что должна быть и группа, которая приоритетными видит отношения с Россией. Во власти должен быть разумный паритет, способный достигать экономически выгодных для государства компромиссов. За 17 лет мы нашли много точек разъединения. Пора уже искать точки объединения.

Анатолий АДАМИШИН, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ, президент Ассоциации евроатлантического сотрудничества, экс-министр России по сотрудничеству со странами СНГ:

— Неадекватное поведение политических элит обеих стран выступает главной преградой для нормализации отношений. Российская элита в значительной степени заражена разговорами типа «хохлы приползут на коленях», как привыкли думать после распада Советского Союза. Украинская же политическая элита пытается строить свой позитивный образ на отрицании российского. В российском образе многое нужно отрицать, но полностью всего не удастся отбросить. Основная надежда, что обе элиты поумнеют. А умнеют, когда набивают шишки. Ускорит этот процесс нынешний кризис. У Украины и России, наконец, появился общий враг — кризис. Он наилучшим образом продемонстрировал, что страны очень сильно зависят от окружающего мира, в котором нужно вести себя прилично. Следовательно, если наладим сотрудничество, то преодолеть кризис будет проще.

Роман ШПЕК, заместитель главы правления, вице-президент «Альфа-банка» (Украина), Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины:

— Должно быть разделение труда на уровне политического руководства, историков, литераторов. Самое главное — не брать из нашего прошлого то, что делал, например, Сталин: он сюжеты выдумывал, историю правил. Наши политические руководители должны отойти от этого. Историкам, литераторам следует заниматься оценкой фильмов, спектаклей, исторических фактов... А политическая элита должна только опираться на результаты работы ученых. Не может человек делать все. Что станет отправной точкой в налаживании российско-украинского диалога? Я считаю, что наших государственных руководителей это заставит сделать только историческая ответственность. Потому что историческая ответственность намного выше политической конъюнктуры или даже сегодняшнего дня.

Виктор ЦЫГАНОВ, профессор Киевского национального университета внутренних дел:

— Конфликты продолжались, продолжаются и будут продолжаться, потому что главные позиции в общественной, политической и экономической жизни обеих стран занял так называемый паразитарный капитализм. В отличие от традиционного марксистского капитализма, «паразитарный» присваивает себе абсолютно всю добавленную стоимость, главные стратегические ресурсы, бесконтрольно ими распоряжается и по демпинговым ценам может реализовать их в своих интересах. Такому капитализму не нужно общество с покупательной способностью. Главная же опасность заключается в том, что для политической легитимизации он активно начал проникать во власть в Украине и в России. Это привело к тому, что приватизированными оказались власть и, что самое страшное, национальное информационное пространство в обеих странах. В таких условиях корпоративные частные интересы выдаются за общегосударственные национальные — и эти две силы входят в фазу столкновения. Причина плачевного состояния российско-украинских отношений заключается еще и в ярко выраженной персонификации власти в обеих странах, следовательно, и политических систем. Отсюда субъективность в действиях государственного уровня. Только изменение природы существующей власти как технологии, а не ее структуры, приведет к миру и удовлетворению национальных интересов.

Василий ЮРЧИШИН, директор экономических программ Центра имени Разумкова:

— Наши две страны, несмотря на некоторые споры, имеют колоссальное экономическое поле для взаимовыгодного сотрудничества. В частности, это касается нашего агропромышленного комплекса в широком понимании. Общая взаимовыгодная позиция России и Украины на рынке зерна, масла даст не только выгоды для экономик обеих стран, но и позволит избежать элементов торговых войн, возникающих постоянно: мясомолочные, карамельные и т.д.. Снятие барьеров существенно улучшило бы доступ и стоимость наших продуктов на рынке. Кроме того, общая позиция на рынке третьих стран тоже очень важна. Согласованные действия обеих стран и общие стандарты помогли бы улучшить экономическое положение каждого из государств.

Евгений МАРЧУК, руководитель Института проблем безопасности:

— Я оптимистично смотрю на развитие украинско-российских отношений, исходя из собственного опыта. Мне пришлось заниматься урегулированием очень опасных отношений нашей украинской новой истории, в которой были сделаны и глупости. У нас было много непростого и сложного, но из непростых ситуаций мы смогли достойно вырулить. Нынешний этап сложен по-своему. И не всегда прошлый опыт можно применить к происходящему сейчас. Но мне кажется, что на данном этапе участие неправительственных общественных организаций приобретает исключительно важное значение. Политика на верхних этажах управления украинско-российских отношений, в которой участвуют политические фигуры, очень серьезно засорена. Барьеры между нашими странами продолжают продуцироваться. Потому что главные лица, принимающие участие в выработке российско-украинской атмосферы отношений, несерьезно подходят к нынешней ситуации. Неприязнь, сформировавшаяся между Президентом и премьер-министром России и Президентом Украины, мультиплицируется через российские масс-медиа до такой степени активности, которая порождает феномен огромного недоверия российского населения к нам. 60% россиян считают Украину недружественной или вражеской страной. С украинской стороны, к сожалению, эта игра принимается, потому что мы не предложили другого формата поведения в больных темах (Голодомор, ОУН-УПА, Иван Мазепа и другие). В данном случае я больше винил бы не Россию, а Украину. Почему? Когда спрашивают, как выйти из кризиса недоверия, сразу задаю вопрос в ответ: кто в Украине будет это делать? Внешнюю политику определяет Президент, а реализация всего происходит через правительство. А одинакова ли позиция Президента и премьер-министра в вопросе отношений с Россией? Разная. Совпадает ли позиция парламента с президентской в российском вопросе? Нет. А есть ли в парламенте пророссийские структуры? Коммунисты и Партия регионов. Но ведь есть же и проукраинские парламентские силы. Поэтому главная проблема в том, кто будет в Украине реализовывать намеченные пути выхода из кризиса. Нынешнее поведение напоминает подростковый возраст, когда еще не осознается необходимость совершения серьезных поступков. Можно ссориться и конфликтовать во внутренних вопросах, но в вопросах внешней политики власти должны придерживаться одной линии.

Сейчас произошло совпадение политических стратегий. И Виктор Ющенко, и Владимир Путин во время своего президентства каждый по-своему подняли сложные проблемы национальной идентификации. Они не совпадают — и это стало предметом серьезных заострений. Следовательно, совпадение этих циклов и усиление влияния России на Евросоюз и спровоцировало неожиданное для нас поведение России. Как уже упоминал, обе страны находятся на пути самоидентификации. Но России не нужно разыскивать своих героев в столетних наслоениях, потому что империя Советского Союза культивировала героев. В Украине же советская история выхолостила, выгребла все до самого дна. Именно поэтому сегодня новейшая украинская история ищет своих героев. Это процесс непростой. Есть личности, которые спокойно поднимаются из небытия, но бывают и спорные. Многие новые украинские герои просто вызывают у России аллергию.

На данном этапе стоило бы, если бы была такая возможность, не отдавать политикам в политическую деятельность нашу общую историю. Она слишком сложная. Поэтому ею легко спекулировать, интерпретируя по-своему разных ее личностей. Я призываю к тому, чтобы публичные дискуссии постепенно перешли в русло обсуждения экспертов, специалистов, историков, которые бы проводили совместную работу, издавали книги, делали исторический анализ. А потом придет время, когда будет выработано компромиссное отношение с обеих сторон к спорным вопросам.

Олег РЫБАЧУК, глава правления Фонда «Суспільність»

— Вы не найдете в Украине ни одного политика, который не признает независимость России. Зато 90% российского политикума внутренне не может смириться с тем, что Украина является независимой. С этого начинаются все проблемы. Независимый партнер — партнер, которого ты уважаешь. То есть украинцам не придет в голову трактовать российскую историю, внутреннюю и внешнюю политику Москвы. В то же время, для Кремля, кажется, вполне естественно реагировать на то, что Украина чествует своих гетманов или отмечает какую-нибудь историческую дату, делает какие-то внешнеполитические шаги. Не признавая независимость Украины, значительная часть российской элиты до сих пор считает, что Украина может стать частью проекта «Великая Россия». В то же время, в Украине тезис «оставьте нас в покое» — наиболее актуален. Россияне сами называют свое поведение синдромом большого брата, но с этого начинаются серьезные противоречия, которые решаются только через значительный промежуток времени.

Арсений ЯЦЕНЮК, экс-спикер парламента, лидер «Фронта перемен»:

— Важно ничего не скрывать... За 17 лет независимости наших стран у нас не было ни одного системного проекта. Мы делаем вид — и Украина, и Россия, — что нужно сделать первый шаг, что нужно переформатировать повестку дня, но при этом никто не предлагает конкретных путей, каким образом это сделать. Когда нет общего и четкого понимания, то образуется пустота, а пустота всегда чем-то заполняется. Мы эту пустоту заполнили политтехнологами, политическим мусором и контраверсионными вещами. Следствием стало то, что впервые в России появились антиукраинские настроения. Это базовая проблема. Нужно понимать, что с огромным соседом должны быть нормальные отношения. У нас должны быть четкие, прагматичные и, более того, позитивно конкурентные отношения. В этом — наша перспектива развития. Что стоит как преграда в наших отношениях — это газ. Мы должны раз и навсегда понять, что газ — это не геополитика, это бизнес. Украина заинтересована в российском газе, Россия заинтересована в Украине, Украина и Россия заинтересованы в европейских потребителях, а те в свою очередь — в газе. Это бизнес.

В чем мы заинтересованы? Украина должна состояться как страна, и Россия должна состояться как страна. Мы должны поставить перед собой цель — сильная власть, сильная армия, безопасность страны. Второе — новая индустриализация и модернизация промышленности. Третье — промышленное и организованное сельское хозяйство. Четвертое — образованное и здоровое население. У нас с Россией много общих целей и задач. Но у каждой из наших стран есть также и своя историческая миссия. В общей европейской миссии мы с Россией — объективные, хорошие конкуренты. Именно это дает Украине и России идти вперед.

Константин ГРИЩЕНКО, первый заместитель секретаря СНБО Украины, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в РФ:

— Не может не волновать тот факт, что, согласно опросам общественного мнения, 60% россиян негативно относятся к Украине. Не к украинскому руководству, а к Украине в целом. Те миллионы украинских граждан, которые ежегодно ездят в Россию, сталкиваются с негативным восприятием. Ответственность за это лежит на обоих государствах и на масс-медиа. Необходимо изменить подходы в подаче информации о соседних странах, должен присутствовать баланс в информировании. Другая проблема, которая нам серьезно мешает, — это мифологизация исторических и текущих тем. От этого также нужно отойти. Что нас может объединить? Экономика — вот та площадка, где мы призваны быть вместе. В современном мире наивно считать, что только деньги могут решить все. Важно партнерство, сотрудничество. Важно, чтобы российский и украинский народы сохраняли ощущение общности, не в плане одинаковости, а в плане общих интересов, которые составляют основу для позитивных отношений.

Вадим КАРАСЕВ, генеральный директор Института глобальных стратегий:

— Пока Украина не дифференцируется из постсоветского пространства, пока она не проведет процесс политической, исторической и стратегической демаркации, до тех пор отношения между Киевом и Москвой не будут развиваться. Будут отношения между двумя бывшими советскими республиками, между двумя элитами, между двумя режимами, но не будет отношений между двумя государствами в полном понимании этого слова. Россия испытывает ностальгию по Украине как по части своей территории. Что же делать в таком случае? Возможны два варианта построения истинно партнерских, стратегических отношений между Украиной и Россией. В первом случае — когда Украина станет частью Запада и примет от Запада гарантии территориальной целостности через военно-политический Альянс или Европейский Союз, когда будет проведена демаркация границ, тогда у России не будет поводов, чтоб держать Украину в сфере своих интересов. Другой вариант — если Украина останется в сфере влияния России. Почему так? Россия не настолько сильна, чтобы возвратить себе статус империи, и при этом не настолько слаба, чтобы быть обычным государством. Украина не настолько сильна, чтобы соседствовать с Россией независимо, без западных гарантий, но не настолько слаба, чтобы сегодня оказаться в сфере влияния России. Вот в чем корень проблемы, источник кризиса. Сегодня все говорят, что в отношениях Украины и России есть негатив и позитив. Но в отношениях США и Ирана тоже есть негатив и позитив, но о чем это говорит? Когда российское руководство заявляет, что Украина — Малая Россия, что у нее нет права вступать в НАТО; когда Путин говорит о том, что никто не имеет права вмешиваться в отношения Киева и Москвы, — это имперская логика, которая не признает границ. Для них отношения с Украиной — это внешняя политика. Логика Росси — сдержать Украину от западных устремлений, будь то форма НАТО или ЕС. А нам надо делать выводы и выбор.

Владимир САВЧЕНКО, генеральный директор Делового центра экономического развития СНГ :

— Когда дети делят игрушки, всегда возникает конфликт. Когда развалился Советский Союз, никто не был готов к самостоятельной жизни. Это прежде всего коснулось экономики, одной из важнейших составляющих государства. На сегодняшний день наибольшее количество проблем существует в экономике. Но у большинства из тех, кто может решить эти проблемы, есть искушение властью, ведь власть дает преимущества. Если мы возьмем маленькую Швейцарию, то увидим, что в ней сосуществуют много языков, отсутствует крупное машиностроение, но как там организована экономика! И там не возникает никаких конфликтов. Между Украиной и Россией не должно быть конкуренции в экономическом плане — нужно стремится к взаимовыгодному партнерству.

Сергей ТРУБЕ, генеральный директор Фонда «Российский общественно-политическийцентр»:

— Преодоление барьеров заложено в самих органах власти. Чтобы преодолеть противоречия между Киевом и Москвой, нужно работать внутри своих государств, а не указывать друг другу, как жить. Это самое простое. Гораздо труднее внутри своей страны создать доброжелательную ауру, которая позволила бы и заставила власть и политиков работать во благо интересов своих народов.

Игорь БУНИН, генеральный директор Фонда «Центр политических технологий», председатель правления Фонда «Российский общественно-политический центр»:

— Если приглядеться повнимательнее к российско-украинским отношениям, можно увидеть, что существует нечто системное, что мешает России и Украине прекратить конфронтацию. Нашу проблему можно изобразить с помощью двух братьев, конкурирующих друг с другом. Характерно, что каждая сторона винит в своих неудачах другую. С точки зрения России, негативным фактором выступает Запад — будь-то Австро-Венгрия или США. Украина упрекает Россию в том, что Москва встала на пути ее независимого развития. Как это часто бывает, полярные суждения носят одинаковый характер. Сами россияне признают существование «комплекса 22 июня» — это страх перед внезапным вторжением. Поэтому существует именно такое острое неприятие приближения НАТО к границам Росси, что воспринимается как сильное геополитическое поражение. Ясно, что Росси необходимо наращивать собственную «мягкую силу» по отношению к соседям и менять свою внешнюю политику таким образом, чтобы не восприниматься в мире как сырьевое государство.

 


Комментарии
комментариев: 0

...


Дайджест
21.11.17, Steelland.ru
Британские аналитики не видят возможности для европейских производителей увеличить цены, несмотря на все их ухищрения на рынке.
Юристы рассказали о преимуществах и недостатках закона, который должен защитить бизнес и граждан от произвола правоохранительных органов.
21.11.17, 112.ua
Резкий рост интереса Украины к вопросам альтернативной энергетики прежде всего связан с политической ситуацией ‒ желанием окончательно слезть с энергетической иглы России, а также двигаться в одном направлении с европейскими партнерами.
Хищения средств из уже привычных для киберпреступников банковских систем отходят на второй план — злоумышленники переориентировались на хищение средств с криптовалютных кошельков.
21.11.17, Газета.ru
Реальные располагаемые доходы россиян продолжили падение в октябре.
21.11.17, Дело
Нужно ли Украине собственное хранилище для топлива с АЭС, во сколько обойдется эта затея и насколько все это безопасно?
Эпическое противостояние между Украиной и РФ по вопросу выплаты так называемого долга Януковича близится к завершению.
Случаи с задержанием украинцев в Беларуси участились. В Киеве уже не скрывают возмущения такими действиями белорусской стороны.
21.11.17, Сегодня
На прошлой неделе американская валюта стабилизировалась.
20.11.17
18.11.17
17.11.17


Жми «Подписаться» и получай самые интересные новости портала в Facebook!