Мини-милльными шагами

Публікації

Сегодня на пространстве бывшего СССР построено уже более 40 металлургических мини-заводов. Еще столько же существует в проектах. Однако большинство из действующих мини-миллов далеки от оптимальных показателей загрузки. Подобная тенденция характерна как для Украины, так и для других постсоветских государств.

Неполная отдача

В специализированной литературе можно встретить целый ряд определений для мини-миллов, но основные признаки таковы: это предприятие, производящее не более 1-1,5 млн тонн стальной продукции в год, использующее, как правило, электродуговую технологию и потребляющее в качестве сырья металлолом. В Украине в этот шаблон влезает 4 объекта: Донецкий электрометаллургический завод, кураховская "Электросталь", "Днепроспецсталь" и "Интерпайп Сталь". В России насчитывается более 20 мини-миллов, в Казахстане – около десятка, по 1-2 подобных предприятия существует в Беларуси, Молдове, Азербайджане, Армении, Грузии, Узбекистане. Таджикистан пока не имеет, но намерен построить у себя такой завод совместно с китайцами.

Согласно подсчетам компании "Металл эксперт консалтинг", по состоянию на начало 2014 года суммарная мощность всех мини-миллов СНГ составляла 35 млн тонн. Но реальная производительность их значительно ниже: в 2013 году она лишь немного превысила 10 млн тонн. В частности, украинские предприятия данной категории суммарно произвели приблизительно 1,7 млн тонн стали, казахстанские –1,2 млн тонн. Остальные страны, за исключением России, и того меньше. При этом для российского рынка характерна не только самая большая валовая производительность, но и самая высокая частота ротации игроков в данном сегменте. Одни мини-заводы закрываются или останавливают свою работу, но им на смену постоянно приходят новые проекты, в том числе довольно крупные.

По данным "Металл эксперт консалтинга", за период с 2000 по 2014 в РФ было введено в эксплуатацию 10 электросталеплавильных производств суммарной мощностью 7,5 млн тонн стали в год. Причем в последнее время на свет появляются крепыши с потенциалом выпуска продукции свыше 1 млн тонн годовых – НЛМК-Калуга, Абинский метзавод (вторая очередь), сортопрокатный завод "Балаково". На выходе – Ковровский сталепрокатный завод мощностью в 1,2 млн тонн. Наблюдая такой быстрый рост, даже серьезные аналитики не удерживаются от весьма смелых предположений. Директор Центра "Интеллектуальные ресурсы" МИСиС (Rusmet) Виктор Ковшевный считает, что в ближайшие годы мини-миллы займут до 40% российского рынка металлопродукции. Сейчас эта доля составляет около 10%. Впрочем, в условиях рецессии экономики России рассчитывать на такой скачек крайне оптимистично. Из стран первой десятки MEPS только в США мини-заводы имеют на рынке значение, сопоставимое с ролью крупных стальных корпораций полного цикла.

Что касается Украины, то за последние 10 лет в стране до конца доведен только один проект в сегменте мини-металлургии. Это – вышедший в 2013 году на промышленную мощность завод "Интерпайп Сталь" в Днепропетровске. Еще несколько подобных начинаний забуксовали на уровне хороших намерений, как, например, "Азовэлектросталь", "ТСА Стил Групп", "Ворскла сталь" и т.п. Тем не менее интерпайповский проект, позволяющий выплавлять до 1,5 млн тонн стали в год, является сегодня крупнейшим в своей области из воплощенных в жизнь на просторах СНГ. О российских новостроях уже упоминалось выше, в остальных постсоветских странах в эксплуатацию вообще вводились предприятия локального масштаба. Для сравнения: в Казахстане завод Caspian Steel 2009 года рождения имеет мощность 225 тыс. тонн годовых, Карагандинский ЭМЗ (2010 год) – 110 тыс. тонн, Таразский ЭМЗ – 180 тыс. тонн, в Армении – завод ASCE Group (2013 год) – 120 тыс. тонн.

И даже эти сравнительно небольшие мощности хозяевам далеко не всегда удается обеспечить работой. Если сравнивать производственные показатели 2010 и 2013 годов, то окажется, что у большинства из мини-миллов СНГ загрузка снизилась. В частности, на украинских заводах вот таким образом: ДЭМЗ – с 73% до 14%, "Днепроспецсталь" – с 41% до 29%, "Электросталь" – с 85% до 65%. "Интерпайп стали" в 2010 еще не существовало.

В России, как уже отмечалось, в 2013 наблюдался бум в открытии новых мини-мощностей, оценивать эффективность работы которых пока еще рано. Загрузка же старых мини-заводов держалась в прошлом году в пределах 50-70%, что несколько ниже, чем в целом по ГМК России (там среднеотраслевой показатель составил 78-80%), но выше, чем в других странах СНГ.

Вместе с тем самую завидную стабильность в регионе демонстрирует Узбекский меткомбинат (Бекабад), который 5 последних лет работает при полной загрузке. Больше таких феноменов на просторах СНГ не обнаружено. Выше 90-процентного уровня загрузки работал в 2011-2013 Белорусский метзавод (Жлобин). Хорошими показателями отчиталось в 2013 казахстанское предприятие "Казферросталь" – 74% загрузки. У остальных их коллег дела обстоят не столь радужно – там показатели использования мощностей ниже 50%, что косвенно указывает на нерентабельность сталеплавильного процесса.

Мини под крышей макси

При таких обстоятельствах предпосылок для массового появления на постсоветском пространстве новых мини-миллов немного, несмотря на ряд бесспорных преимуществ, которыми обладают металлургические объекты данного типа. Чтобы запустить мини-завод, не нужно огромных капиталовложений (достаточный минимум инвестиций эксперты оценивают в 20-70 млн долл.). Такие предприятия сравнительно легко монтируются, занимают незначительные производственные площади и обслуживаются небольшим количеством работников. Они гораздо гибче к конъюнктуре рынка и специфическим требованиям заказчика, чем крупные комбинаты. Еще одним преимуществом мелких заводов является тесная связь всех производственных операций. Оборудование мини-миллов, как правило, расположено так, что металл непрерывно движется во время одного технологического процесса, чем исключаются затраты, связанные с промежуточным хранением, накоплением запасов и транспортировкой.

Во всей этой бочке меда, правда, есть две ложки дегтя. Даже не ложки – поварешки. Во-первых, потенциальный дефицит лома в СНГ (особенно в Украине и Казахстане). Не говоря уже о далеком от идеала качестве данного сырья. Из того металлолома, который поставляется на украинские мини-заводы (как, впрочем, и российские, и казахстанские) можно производить сортовые изделия, но никак не ходовую и дорогую листовую сталь. В нем слишком высокая доля тяжелых металлов, удалять которые в процессе электросталеплавильного производства металлурги СНГ возможности пока не имеют. Да и в западных странах лишь на некоторых мини-заводах установлены листопрокатные станы для глубокой вытяжки. Но под такое производство организован очень тщательный отбор металлолома и поступление специальной чистой шихты.

Во-вторых, на рынке постоянно растут тарифы на электроэнергию, что прямо влияет на себестоимость стали, выплавленной в электродуговых печах. Чтобы минимизировать влияние этих факторов, мини-заводам приходится строить собственные интегрированные цепочки, уподобляясь традиционным металлургическим холдингам, или же просто становиться частью таких холдингов.

Примером и того, и другого может служить как раз днепропетровская "Интерпайп сталь". С одной стороны, этот завод стал частью крупной трубно-колесной группы компаний Виктора Пинчука, с другой – именно под него в "Интерпайпе" была выстроена собственная цепочка сбора металлолома. Наличие мощностей по заготовке скрапа стало предпосылкой для появления в Казахстане таких мини-заводов, как "Кастинг" и "ФеррумВтор". В России наиболее ярким примером синхронного развития ломозаготовительных и электросталеплавильных активов стала деятельность холдинга "Эстар" бизнесмена Вадима Варшавского. Под влиянием последнего, кстати, находится и Донецкий электрометаллургический завод.

Вместе с тем в России встречаются и другие варианты мотиваций строительства мини-металлургических мощностей. Оказывается, такие проекты могут быть интересны не только тем, у кого есть лом, но и тем, кто имеет доступ к дешевой электроэнергии. В частности, свои планы по созданию мини-миллов уже озвучили компания "Иркутскэнерго" и Братская ГЭС с партнерами. Опять же в России чаще всего среди стран СНГ мини-заводы изначально строятся как структурные подразделения тяжеловесов ГМК. Например, сортовой завод в Балаково принадлежит "Северстали", Калужский метзавод – Новолипецкому металлургическому комбинату, ОМК-Сталь – соответственно Объединенной металлургической компании.

Это дает основания полагать, что мини-металлургия СНГ потихоньку следует за глобальными тенденциями на западных рынках, где независимых заводов с каждым годом остается все меньше. Объяснить происходящее можно двумя причинами, но в конечном итоге обе приводят к одному и тому же результату – консолидации производства. Первый путь – скупка чужих мини-заводов и создание собственных крупными транснациональными корпорациями. На этой ниве больше всего преуспели Nucor, Gerdau, Dynamic Steel. Второй – создание на базе нескольких мини-заводов компании-надстройки, примером чего может служить итальянская Riva, испанские Acelaria и Megasa. В то же время в Турции и на Ближнем Востоке мини-металлургия представлена преимущественно игроками-одиночками. В этом указанные регионы пока перекликаются с СНГ. Хотя рано или поздно их все равно затянет в глобальный мэйнстрим.

По поводу открытия новых мини-металлургических производств в самой Украине, то вряд ли это сможет случиться раньше, чем страна выйдет из нынешнего экономического кризиса. Хотя еще в прошлом году аналитики Национального института стратегических исследований рекомендовали правительству экономически стимулировать строительство подобных заводов в стране. Обосновывали они свое предложение тем, что такие предприятия способны выпускать продукцию с высокой добавленной стоимостью небольшими партиями, что зачастую невыгодно для сталепроизводителей-гигантов. В качестве примера приводились такие товарные позиции, как спецстали и сплавы, фольга, калиброванный прокат, гнутые профили и т.п.

А, возможно, для Украины более приемлем несколько иной подход, который в свое время обсуждали в Минпромполитики. Речь идет о создании новых производств в формате не мини, а миддл-заводов. То есть они могли бы возникать на базе проблемных метпредприятий полного цикла, пользуясь благами их доменного цеха, но при прокатке эксплуатируя современное оборудование, предназначенное для мини-металлургии. Среди потенциальных площадок для таких гибридов рассматривались ДМЗ им. Петровского, Макеевский метзавод, Куйбышевский МЗ.

Ярослав Ярош

МинПром

Новини

17 Червня 2024

Подорожчання бензину може вдарити по українцях

Брак робочої сили може стати ключовим фактором для української економіки в наступні місяці 

Товарообіг ГМК Мексики зріс на 20,9%

УЗ отримала техніку та обладнання на $7 млн

В Китаї запущено нову лінію з виробництва електротехнічної сталі

ЄБРР може збільшити фінансування для відновлення енергосистеми України 

Мінекономіки рекомендує бізнесу інвестувати в проєкти розподіленої генерації

На Саміті миру підтримали позицію України щодо захисту портів

Комітет ВР схвалив добудову двох енергоблоків ХАЕС

Україна наростила імпорт коксу втричі

Україна наростила експорт сталевих напівфабрикатів на 71,5%

Гроші з підвищення тарифу на світло спрямують на відновлення державних об’єктів – Держенергонагляд

Гірничорудні підприємства України наростили експорт ЗРС

Феросплавні заводи втрачають ринок України через простої

Україна скоротила експорт титановмісних руд на 43%

Норвегія виділить $103 млн на відновлення енергетики України

ВСІ НОВИНИ ⇢