Декарбонизация дышит в затылок

Публикации

10 марта Европарламент большинством голосов поддержал резолюции о введении на всей территории ЕС механизма таможенной углеродной корректировки (Carbon Border Adjustment Mechanism). Выражаясь более понятно, речь идет о дополнительном налогообложении товаров, производство которых сопряжено с выбросами углеводорода в атмосферу. Ожидаемо новый налог сильнее всего ударит по импорту в ЕС из третьих стран. И Украина наряду с Китаем и Россией находится в самой высокой группе риска. В первую очередь могут пострадать поставки стальной продукции на рынок ЕС, но также электроэнергии, карбамида, цемента, пластиков и других химикатов. Хорошая новость: механизм CBA заработает не раньше 2023 г. Плохая: это совсем скоро.

Налог на углерод

За резолюцию о CBA проголосовало внушительное количество депутатов Европарламента – 444. 181 воздержался, 70 было против. Ожидается, что уже в течение второго квартала 2021 года Еврокомиссия подготовит проект предложений, в каком формате будет взыматься этот так называемый углеродный налог и как будут использоваться собранные средства. Кстати, по разным оценкам, за год может набегать от 15 до 30 млрд евро. Сложность заключается в том, чтобы «подружить» механику CBA с принципами Всемирной торговой организации. В Евросоюзе небезосновательно остерегаются, что многие страны постараются опротестовать нововведение по каналам ВТО. Индия, Турция, Россия, и не они одни, уже инициируют консультации в рамках этой организации относительно нового потенциального барьера в международной торговле. Поэтому одно из наиболее популярных предложений европейских «зеленых» заключается в том, чтобы имплементировать CBA в ныне действующий механизм торговли квотами на парниковые выбросы. Впрочем, уже одна эта перспектива может стать толчком к дальнейшему росту стоимости квот. В 2021 г. они и так достигли рекордного уровня. В январе-2021 цена разрешения на выброс 1 т СО2 превысила 35 евро. По прогнозам агентства Argus, в перспективе она может достичь и 65 евро за тонну.

Непонятен пока и предмет налогообложения. Прямые выбросы или непрямые тоже? Каждое предприятие будет иметь свою отдельную ставку? Или она будет унифицированной для целой товарной группы из одной страны происхождения? В общем фискалам из ЕС еще есть над чем поработать. Но Украина уязвима для любого решения. Под действие будущего механизма подпадает до трети всего украинского экспорта на рынки ЕС – это более 6 млрд USD в денежном эквиваленте. И конкурентоспособность этих товаров теперь подвергается серьезной угрозе. Например, в стальной отрасли углеродоемкость на предприятиях Украины, почти на 50% выше, чем в странах ЕС. Таким образом, CBA будет действовать как инструмент выравнивания цен на местную и импортную продукцию.

Конечно же, в Европарламенте утверждают, что механизм CBA ни в коем случае не должен быть использован для усиления протекционизма или двойного налогообложения товаров на рынках Сообщества. Но на самом деле эффект будет именно таким, ведь в большинстве случаев предприятия Евросоюза изначально находятся в лучших стартовых условиях. Не зря же инициативу оперативно поддержали несколько крупных промышленных объединений ЕС – Европейская сталелитейная ассоциация Euroferr, Ассоциация производителей стальных труб ESTA, ассоциация AEGIS, объединяющая более 20 крупных европейских корпораций из разных отраслей. В Euroferr, например, рассчитывают, что механизм CBA позволит вернуть к жизни ряд сегодня невостребованных сталеплавильных мощностей в Европе и будет удерживать владельцев бизнеса от переноса производств в третьи страны, где к вопросам экологии относятся не столь щепетильно.

Нечистый металл

По оценкам экспертов действующей в Украине Европейской бизнес-ассоциации, углеродный сбор может стоить украинским экспортерам 566 млн евро дополнительной финансовой нагрузки в год. Почти 94% этих затрат ляжет на предприятия металлургии и электроэнергетики. По большому счету они станут неконкурентными на рынках ЕС. Если, конечно, ничего не предпринимать. Эксперты Центра Разумкова еще пессимистичнее в своих ожиданиях. Они предполагают, что ежегодные издержки украинских экспортеров составят не меньше 1 млрд долл.

Слабым утешением служит факт, что потенциальные потери России и Китая будут еще больше. Согласно оценкам аналитиков, российская «расплата» за CBA составит от 3 до 6 млрд USD в год (половина из которых ляжет на нефтегазовую отрасль), китайская – будет исчисляться десятками миллиардов долларов. Но Пекин как раз делает все, чтобы не допустить худшего сценария, очень активно ведет «зеленый» диалог с ЕС и внедряет совместные программы по снижению выбросов. Впрочем, они касаются преимущественно энергетической отрасли. Китайская металлургия продолжает оставаться наиболее уязвимой для будущего "углеродного налога".

По данным Boston Consulting Group, на тонну произведенной в Китае стали приходится 2 тонны эквивалента СО2. К сожалению, украинские показатели также близки к этому уровню. Тогда как, например, в Турции и США он вдвое меньше, в Индии – почти вдвое. Как отмечают эксперты Boston Consulting Group, гораздо меньше парниковых выбросов у тех производителей стали, которые активно используют электродуговые печи с высокой долей лома в исходном сырье. Это в среднем 0,4 т СО2 на тонну стали, т. е. в 5 раз меньше, чем у доменных/конвертерных печей. Кроме того, на углеродный след влияют и другие технологические факторы, в частности, способ добычи и обработки угля для металлургии. И здесь опять же преимущество за странами, эксплуатирующими малые пылевдувающие установки (Южная Корея, США, Турция). Этот краткий сравнительный анализ наталкивает на два вывода. Во-первых, можно прогнозировать укрепление на рынке Евросоюза импортеров стали с более эффективными экологическими технологиями, как Турция и Индия. Во-вторых, импульсный подъем охватит электросталеплавильный сегмент, что в свою очередь способно вызвать глобальный рост спроса на скрап.

Замглавы парламентского комитета по вопросам экономического развития Дмитрий Кисилевский как раз обратил внимания на признаки ломового протекционизма в разных странах. Так, в конце прошлого года ассоциация Eurofer хлопотала в Еврокомиссии об ограничениях на экспорт металлолома. К полному запрету на вывоз лома из страны призвал власти Великобритании и владелец стального холдинга Liberty House Group Санджив Гупта. Возможность запрета на экспорт стального вторсырья не исключают и в Минпромторге России. В этом контексте продление пошлин на вывоз лома из Украины еще на 5 следующих лет выглядит логическим ходом. Хотя бы для того, чтобы не подкармливать сырьем своего закадычного конкурента на рынке ЕС – Турцию. Но что еще можно сделать для минимизации пагубных последствий введения CBA?

Избежать деиндустриализации

В резолюции Европарламента от 10 марта есть пункт, предусматривающий, что ЕС может применять дифференцированный подход начисления CBA к разным странам. И даже частично или полностью освобождать ввозные товары от данного сбора. При условии, что данная страна готова придерживаться того же «зеленого курса», который декларирует Евросоюз, и/или механизм CBA может повредить устойчивому развитию данной страны (например, если речь идет о товарах критичного для нее экспорта). Вот в эту щель и стоило бы протиснуться Украине. На последнем, февральском, заседании Ассоциации Украина-ЕС наша сторона подтвердила желание привести свое законодательство и экологическую политику в соответствие с European Green Deal. Но чтобы выглядеть в глазах официального Брюсселя убедительнее, есть смысл начать совместную работу над соглашением о декарбонизации, в котором бы ставились конкретные цели по снижению выбросов в Украине, но также принимались в учет и реальные обстоятельства, в которых сейчас находится страна. Объективно сроки достижение Украиной углеродной нейтральности будут длиннее, чем у стран ЕС, где промышленные предприятия в течение последних 10-20 лет регулярно получали правительственные субсидии на внедрение экопроектов.

Как отмечает директор группы "Метинвест" Юрий Рыженков, для декарбонизации всей Европы потребуются усилия каждой конкретной страны, в том числе и Украины, но при этом важно сделать так, чтобы декарбонизация не привела к деиндустриализации как ЕС, так и Украины. В частности, поставки из Украины, по его словам, являются важной частью модели по перекату стальной продукции, приносящей значительную пользу рынку ЕС. Такая модель позволяет гибко адаптироваться к колебаниям рынка, сохранять работу многочисленных производственных мощностей и создавать тысячи рабочих мест для работников стальной отрасли в Евросоюзе.

Центр Разумкова в свете новых европейских веяний вообще предлагает основать при правительстве Украины отдельный институт уполномоченного по вопросам декарбонизации. Компенсировать же потенциальные убытки отечественным экспортерам он предлагает тремя способами: за счет субсидирования стратегических предприятий, за счет подключения к европейской системе торговле парниковыми квотами EU ETS и за счет постепенной декарбонизации всей цепочки производства и транспортировки товаров. Тем более, что часть этих затрат можно покрыть при помощи евросоюзовских грантовых программ.

Ярослав Ярош

МинПром

Новости

24 сентября 2021

Bank of America понизил рекомендацию по еврооблигациям Украины

СевГОК увеличил производство товарных окатышей на 26,1%

На Ривненской АЭС увеличили мощность энергоблоков

Укрзализныця срывает поставки угля на ТЭС

Венесуэла решила возродить национальную металлургическую отрасль

Малайзия хочет ужесточить правила завоза медного лома

У Нафтогаза хватает денег на закупку газа - Шмыгаль

Минэкономики ожидает по итогам года инфляцию в 10%

Укрэнерго должна снизить тарифы на передачу электроэнергии - ФРУ

Мировые инвесторы верят, что сырье будет только дорожать

Суд признал банкротом ПАО "Днепропетровский трубный завод"

В России решили освободить от акциза электрометаллургию

НКРЭКУ планирует продлить запрет на импорт электроэнергии из России

Шмыгаль заявил о готовности страны к отопительному сезону

Nucor увеличит производство сортового и листового проката

Российские металлурги добились отмены ретроспективного налога на прибыль

ВСЕ НОВОСТИ ⇢