Партии объявили мобилизацию

Точка зору

За три с половиной месяца до парламентских выборов многие украинцы все еще не знают, какую политсилу им поддержать. Голоса сомневающихся могут стать ценным ресурсом. И уже сейчас за них разгорелась нешуточная "мобилизационная" борьба, в которой, похоже, почти все средства хороши.

У всех партий голоса без глазу

С приближением выборов замер электоральных настроений избирателей становится все более увлекательным занятием, хоть порой и связанным с риском манипуляций. Предметами острого интереса остаются как распределение потенциальных голосов между лидерами-антагонистами (в фактически уже стартовавшей кампании их роли, очевидно, сыграют Партия регионов и объединившаяся вокруг "Батіківщини" часть оппозиции), так и шансы "миноритариев" на преодоление повышенного проходного барьера. Но помимо оглашения действующих рейтингов результаты социсследований дают политсилам еще, как минимум, один повод для задумчивости.

Немаловажной особенностью итогов соцопросов последних месяцев остается сравнительно низкая явочная готовность граждан. От одного исследования к другому цифры разнятся мало. Разные соцслужбы рапортуют: на момент опрашивания в выборах готовы принять участие в среднем 50-55 процентов респондентов. Подобная отрешенность от разворачивающейся кампании может объясняться по-разному: от равнодушного отношения к политике,усталости от нее или неверия в значимость собственного голоса до, вероятно, и более экзотических мотиваций, вроде отмены любимого не таким уж и малым числом украинцев "претендента" "Не поддерживаю ни одного кандидата". В таком случае распределение процентов рейтинга между всеми опрошенными и "железно" мотивированными может существенно разниться — например, по данным одному из последних опросов Киевского международного института социологии, "общая" популярность ПР составляет 16, а объединенной оппозиции 14,5 процента, тогда как "прицельная" — 29,1 и 26,2 процента соответственно.

Однако не исключено, что замеры разницы рейтингов могут приносить сюрпризы и с другой стороны. Так, согласно июньскому исследованию GfK Ukraine, из тех граждан, кто собирается посетить избирательные участки, около 35 процентов еще не окончательно определились в своих предпочтениях. Причем сила гипотетического "обаяния" политсил разнится: наименьший "шаг" привлечения доведенного до полуготовности избирателя, по данным опроса, у "регионалов" (формулировку "готовы проголосовать" собрала 19,4% голосов, тогда как "могли бы проголосовать" — 22,4%), несколько лучший — у "единщиков", а наибольший, как и можно было ожидать, у политсил, находящихся в нижней части проходного списка — например, "УДАРа" или КПУ. С одной стороны, подобные "гуляния" распределения симпатий вполне ожидаемы. "Люди стараются не голосовать за те политические силы, избирательные шансы которых низки. Это единственное влияние (социологических замеров на мнение избирателей, – "Подробности"), которое я могу констатировать. А что касается лидеров предвыборной гонки, то тут влияние социологов на голосование избирателей является минимальным", – поясняет заместитель директора социологической службы Центра Разумкова Михаил Мищенко. С другой стороны, голоса сомневающихся — как уже готовых идти на выборы, так еще и не принявших такого решения, превращаются в тот самый прикосновенный запас, за который политсилам можно и нужно бороться, чтобы укрепить свои позиции. Но как именно они соберутся это сделать?

Все средства хороши?

Стандартное распределение риторических приемов обычно предполагает, что властная сторона на выборах рекламирует собственные успехи и обещает добиться большего, а ее оппоненты — критикуют просчеты и предлагают альтернативные решения. Впрочем,в украинских реалиях подобные схемы нередко обретают почти апокалиптическое звучание и нередко направлены не столько на восхваление политсилами себя, сколько на принижение соперников. "Проще говоря, политфункционеры заставляют своих избирателей голосовать "против" и никак не могут предложить систему мотивации голосования "за". Политикам попросту нечего предложить своим гражданам", – убежден директор Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала. Впрочем, попытки сформировать позитивные умонастроения и украинским партиям не чужды.

Попытки завербовать сторонников обещаниями всех благ — стратегия, более характерная для правящих лагерей, и Партия регионов в 2012 году исключением быть не собирается. Согласно попавшей в прессу информации, в текущей кампании ПР планирует пустить агитационные усилия по нескольким направлениям, среди которых — подчеркивание евро-успехов, радость из-за стабильности и гордость за выполнение нескольких ключевых обещаний, "звездой" среди которых, скорее всего, станет попытка провести закон об основах языковой политики.

О том, что евро-фактор окажется одним из главных рекламных мотивов партии власти, догадаться можно было заранее. И подобные ожидания власть имущие подтверждают с размахом. В опубликованном пресс-службой АП вступительном слове Виктора Януковича к несостоявшейся пресс-конференции, всяческому положительному воздействию Евро-2012: от "Таких инвестиций в страну, в ее будущее не было за все годы независимости" до "Украинское небо стало ближе для самолетов всего мира" — уделено немало внимания. При этом власть имущие, хвалясь предвыборной надеждой и опорой, обычно не забывают сравнить себя с предшественниками. "За два года мы построили столько, сколько не построили за 20 лет до этого", – подсчитывал к началу финального этапа чемпионата Николай Азаров. И все же "политрекламная" значимость подготовки и успешного проведения чемпионата все еще требует доказательств. Трудно сказать, сохранится ли летнее постпраздничное настроение украинцев до октябрьских выборов. Но, пожалуй, еще труднее заранее примерить, насколько все эти достижения в самом деле значимы — и поможет ли, скажем, избирателю из села сделать выбор в пользу ПР строительство нового стадиона в одном из крупнейших городов…

Если отвлечься от удачной евро-оказии, то наиболее перспективным путем демонстрации собственной пригодности для переизбрания должна была бы стать реклама социально-экономических достижений власти. Нехитрые инструменты завоевания лояльности бюджетно-зависимых граждан Партия регионов с начала года осваивает с доступным все тому же бюджету старанием. Снова-таки, если судить по вступительному слову, заметную часть неслучившейся пресс-конференции президента организаторы собирались посвятить выжимкам из социальных инициатив главы государства — как уже осуществленных, так и в проекции "К 1 декабря 2012 года…". И все же значимость и убедительность точечного повышения соцстандартов зависит от "фона", на котором оно осуществляется. Грубо говоря, "плюс 50 гривен" доплаты к пенсиям награжденных участников войны — аргумент, который познается в сравнении с общим уровнем благосостояния общества. А экономические успехи нынешних властей, уточняют эксперты, не настолько блестящи, как когда-то ожидалось — ВВП хоть и растет, но не теми темпами, стратегически важные реформы внедряются с опозданием и частично, обещанная дерегуляция затянулась, а полноценных налоговых каникул малый бизнес как ждал, так и ждет… И в таком случае для отвлечения и развлечения электората могу понадобиться и другие доводы. "С приближением выборов все больше политические проявления массовости будут перебивать любой экономический смысл. И, конечно, это всегда будет подаваться как борьба за демократию, хотя на самом деле любыми демократическими нормами будут пренебрегать", – допускает директор экономических программ Центра Разумкова Василий Юрчишин. Впрочем, для перевода предвыборной риторики на политические рейки у правящего лагеря соперников более чем достаточно.

По большому счету, именно для оппозиции удобным (и легкодоступным) инструментом остаются программные пункты "околополитического" характера. Безусловно, критика "околоэкономических" действий власти — практически обязательный элемент стратегии ее оппонентов, особенно, когда речь идет о таких виртуозах "против-тактики", как вечно противоборствующие коммунисты. Но зачастую в кампании-2012 на первый план выходит не столько битва платформ, сколько противопоставление позиций по базовым животрепещущим вопросам. Так, та же объединенная оппозиция свою предварительную программу строит на ожидаемо-стандартных социально-экономических обещаниях, зато немало внимания уделяет довольно конкретизированной, хоть и сложной для воплощения политической стратегии.

Протестная предвыборная деятельность оппозиционеров, вероятно, во многом будет строиться на тезисе "Дальше так жить нельзя" в разных вариациях: от "Украина — почти вторая Беларусь" в исполнении Виктора Ющенко до "Нужно немедля освободить политзаключенных!" объединенной оппозиции. По большому счету, тщательное выстраивание властной вертикали, своеобразное понимание путей развития страны, пробуксовка с внешнеполитическими достижениями как на европейском, так и российском фронтах, уголовное преследование видных оппозиционеров и неладное настоящее со свободой слова и протеста — шаги действующей власти предоставляют ее оппонентам ворох потенциально интересных для протестного электората аргументов. В силу этого "поляризованная" кампания "Кто не с нами — тот против нас" — изначально казалась едва ли не наиболее вероятным сценарием развития ситуации. Но власть имущие добавили намечающемуся противостоянию еще остроты.

Как показала летняя практика, чуть ли не главным"электорально чувствительным" предвыборным мотивом оказалась болезненная тема закона о языках и обстоятельств его недопринятия. "Партия регионов использовала данный законопроект для поднятия своего рейтинга и мобилизации электората", – заранее предупреждал о возможных намерениях "регионалов" глава правления Центра прикладных политических исследований "Пента" Владимир Фесенко. Судя по их словам, в ПР в самом деле рассчитывают, что подобное "выполнение своего обещания" принесет им 5-7 процентов рейтинга. Эксперты с такой позицией соглашаются не всегда. "Этот закон может дать какую-то поддержку президенту в том, что даст поддержку его партии – ну будет там пару процентов. А сколько потеряно из-за этого закона в Центральной и Западной Украине, сколько потеряно в перспективе на президентскую кампанию – все это сейчас будет считаться социологами по заказу администрации президента", – уверен политолог Александр Палий.

В оппозиции, которая так и не смогла воспрепятствовать скандальному голосованию за "языковой" закон, "региональный" ход конем порой воспринимают как подарок судьбы, ведь мобилизационная сила инициативы ПР — оружие обоюдоострое. "Сначала они протянули бандитским методом закон о языках, потом получили несколько ударов, от которых до сих пор не могут оправиться. Они не ожидали голодовку и не ожидали отставки Литвина. Теперь у них ситуация, мягко говоря, не очень. А оппозиция едва ли не впервые за последние два года показала, что она способна получать хоть и небольшие, но все-таки победы. Если и дальше так будет развиваться ситуация, то на выборах это даст плюсы оппозиции, а не власти", – предполагает нардеп-"нунсовец" Тарас Стецькив.

Волна "антиязыковых" протестов показала: вопрос языковой политики по-прежнему остается в Украине одним из наиболее болезненных и он и в самом деле способен мотивировать поведение избирателей. Однако тут многое зависит от того, каких именно избирателей. "Украинская оппозиция поддалась на провокацию власти, подхватив истерику вокруг статуса русского языка, и продолжила двигаться в заданной повестке дня. В итоге избиратели юго-востока Украины в очередной раз увидели оппозиционных политиков в образе "националистов", которые не могут предложить решение актуальных проблем, на первом месте из которых – вопросы занятости и повышения доходов", – считает эксперт Института Горшенина Владимир Застава. Впрочем, подобного же рода претензии, как и упоминалось выше, можно адресовать властям, которые пошли на радикализацию мнения непророссийских избирателей для того, чтобы порадовать свой ядерный электорат. Именно в этом и кроется небезопасность политики, построенной на противопоставлении поляризованных позиций.

Безусловно, настолько агрессивное привнесение языкового мотива в избирательную кампанию помогает распределить сторонников по линии "Свой-чужой". Но самый интересный вопрос: какой процент этих сторонников можно назвать "потенциальными"? Накал страстей а-ля "Последний бой — он трудный самый" для украинских выборов не новшество. И дальнейшая политизация проблемных тем — хороший стимул для посещения участков преданными поклонниками политсил. В первую очередь, таки преданными. Но поможет ли радикализация противостояния завоевать голоса тех более чем половины избирателей, которые так и не определились со своими предпочтениями? Из чего должна быть сплетена мобилизационная "сеть", через которую не проскользнет заманчивый ресурс: из экономических посулов, обещаний новой жизни, мечтаний о гражданском обществе и прозрачной работе государственной машины, европейский/пророссийских перспектив… Или политики увлеченно сосоредоточатся на педалировании острых тем, в надежде что именно они дают в Украине путевку в парламентскую жизнь?..

Ксения Сокульская

Новини

12 Червня 2024

Чехія скорочує споживання сталі через слабкий попит

ДТЕК витратить 4 млрд грн на ремонт пошкоджених ракетними обстрілами ТЕС

В Раді розповіли скільки отримає бюджет від економічного бронювання

Tata Steel не відступає від планів модернізувати свій британський завод Port Talbot

Ціни на залізну руду в Китаї знизилися через фестиваль човнів

Французька Vallourec отримала контракт на поставку труб бразильській Petrobras

Підвищення акцизів на пальне призведе до зростання обсягів тіньового ринку та бодяжного пального

Vale та Ternium збудують завод з виробництва брикетів у Бразилії

Австралія у травні збільшила експорт залізної руди на 8%

У Раді підготували до другого читання законопроєкт про клуб білого бізнесу

Морські порти України збільшили вантажообіг вдвічі

Економічне бронювання від мобілізації: у Раду подали законопроєкт 

Бразилія скорочує експорт металобрухту

України виставить на приватизацію великі підприємства, щоб наповнити бюджет

Економічне бронювання від мобілізації точно буде – голова комітету Ради

Мінекономіки представило 95 інвестпроєктів на конференції у Берліні

ВСІ НОВИНИ ⇢